Красноярск 8(391) 215-30-10
RUS   ENG

"Не банкам" разрешили инициировать банкротство в ускоренном режиме, а "Инициировать банкротство в ускоренном режиме разрешили не только банкам!"

Экономколлегия ВС внесла ясность в проблему недавно введенного упрощенного порядка возбуждения дела о банкротстве. Это могут делать только кредитные организации – буквально толковали закон суды. ВС подошел к вопросу шире. Правда, как отмечают юристы, на этом неопределенности новеллы не исчерпываются.

ООО «Евразийская торговая компания» (далее – ЕТК) просила признать банкротом АО «РБП» и включить в реестр его кредиторов более 863 млн руб. задолженности (дело № А57-16992/2015). Три инстанции оставили заявление ЕТК без рассмотрения. Дело в том, что долг не был подтвержден решением суда в общеисковом порядке. 

Согласно закону о банкротстве, у кредитора возникает право обратиться с заявлением о признании должника банкротом только после вступления в силу решения суда о взыскании долга. В 2014 году в закон были внесены изменения – кредитные организации получили право признавать должника банкротом в ускоренном режиме, без предварительного решения суда (абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве).

Именно к этой новелле апеллировала ЕТК в судах. Но нюанс в том, что сама ЕТК не является кредитной организацией. Это долг возник из кредитного договора, право требования по которому ЕТК получила из договоров цессии с «Абсолют-Банком». Впрочем, по мнению трех инстанции, этого недостаточно. Они толковали закон буквально – специальный порядок возможен исключительно для кредитных организаций.

Экономической коллегии Верховного суда РФ (КЭС) с таким подходом не согласилась. В своем определении тройка ВС (Ирина Букина, Надежда Ксенофонтова и Олег Шилохвост) сразу сослалась на Пленум ВАС № 16 о свободе договора, согласно которому суд должен учитывать еще и цели, которые преследовал законодатель, устанавливая то или иное правило.

«Решающее значение» для допустимости применения специального порядка инициирования банкротства является не статус заявителя, а характер его требования, следует из решения КЭС.

Судам необходимо проверять, являются ли требования следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых – разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности,

– говорится в определении. Таким образом, оснований оставлять заявление ЕТК без рассмотрения у судов не было. В результате спор отправился на новое рассмотрение в Арбитражный суд Саратовской области.

 

Мнение юристов ООО «ПРАВО-ЭКСПРЕСС»

Заголовок статьи в силу своей некорректности вводит читателя в заблуждение, заставляя подумать, что теперь в ускоренном режиме банкротство могут инициировать все без исключения кредиторы.

Между тем, тем это не так. Статью правильнее было озаглавить "Инициировать банкротство в ускоренном режиме разрешили не только банкам!"

В этом случае заголовок будет корректно предвещать суть новости.

Дело в том, что п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве при буквальном толковании предоставляет кредитным организациям право на обращение в суд с заявлением о банкротстве должника без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке, в то время как остальные кредиторы, до обращения в суд с заявлением о банкротстве своего контрагента, должны сначала взыскать долг в судебном порядке, и только после вступления судебного акта о взыскании долга в законную силу обращаться в суд с заявлением о банкротстве должника.

Не секрет, что для получения вожделенного решения суда о взыскании долга может пройти несколько месяцев, а то и лет. За это время имущественное положение должника может существенно измениться в худшую сторону и процедура банкротства уже не позволить кредиторам удовлетворить свои требования. Поэтому вполне объяснимо желание кредиторов инициировать процедуру банкротства должника как можно раньше и неожиданнее, и воспользоваться для этого каким-либо ускоренным режимом.

Раньше суды буквально толковали п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве и инициировали процедуру банкротства в ускоренном режиме, без предъявления вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке, только при условии, что кредитором является кредитная организация.

С принятием рассматриваемого в статье Определения Верховного суда РФ от 12.10.2016 по делу № А57-16992/2015 круг кредиторов, имеющих право инициировать процедуру банкротства в ускоренном режиме, несколько расширился.

Судебная коллегия по экономическим спорам разъяснила, что статус заявителя по делу о банкротстве, чьи требования вытекают из банковской деятельности, не имеет решающего значения при возникновении вопроса о допустимости применения п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве. В таких случаях судам необходимо проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых - разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.

Иными словами, теперь в ускоренном режиме банкротство может инициировать любой кредитор, требования которого вытекают из банковской деятельности, а не только кредитная организация.

На мой взгляд, такая позиция судебной коллегии не бесспорна. Законодатель, наделяя правом на инициацию процедуры банкротства в упрощенном порядке именно кредитные организации, все же придавал решающее значение именно статусу кредитной организации, как организации, которая действует в интересах своих клиентов, в том числе вкладчиков - физлиц. Упрощенный характер доказывания обоснованности требования, вытекающего из банковской деятельности, вряд ли принимался законодателем в качестве определяющего критерия, так как существует целый ряд иных требований, процесс доказывания обоснованности которых носит упрощенный характер. Не случайно законодатель при формулировании рассматриваемой нормы в качестве критерия указал именно статус организации - кредитора, а не характер его требования.

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.