Красноярск 8(391) 215-30-10
RUS   ENG

Комментарий Сергея Конопелько в журнале "Арбитражная практика"

Фабула дела: страховая компания выплатилавозмещение спустя 1,5 года после страхового случая Индивидуальный предприниматель (далее —истец) заключил с банком договор кредита с целью приобретения транспортного сред-ства. Договором была предусмотрена обязанность предпринимателя заключить договор страхования приобретенного транспортного средства от рисков повреждения, утраты(гибели), угона на страховую сумму, равную полной стоимости транспортного средства на срок не менее года. При этом указано,что сумма страхового возмещения за утрату(гибель), угон, повреждение транспортного средства направляется на погашение суммы задолженности по кредитному договору. Во исполнение условий кредитования предприниматель застраховал автомобиль в ОАО«Страховая группа МСК» (далее — ответчик, страховщик) в пользу банка.

В феврале 2009 года в период действия кредитного договора и договора страхования автомобиль, приобретенный на заемные средства, был уничтожен в результате возгорания. Предприниматель обратился к ответчику с требованием выплатить страховое возмещение, однако последний не признал уничтожение автомобиля страховым случаем и в выплате отказал. Арбитражный суд решением по искупредпринимателя признал уничтожение транспортного средства страховым случаем и взыскал со страховщика в пользу пред-принимателя, а также банка-кредитора (третье лицо, заявившее самостоятельные требования относительно предмета спора) сумму страхового возмещения. Так, страховое возмещение по страховому случаю, произошедшему в феврале 2009 года, страховая компания выплатила только в октябре 2010 года. За это время предприниматель уплачивал банку проценты по договорукредита, которые он посчитал убытками,причиненными несвоевременным испол-нением страховщиком своих обязательствпо договору. На этом основании предприниматель обратился в арбитражный судс иском к страховщику о взыскании убытков в виде процентов, уплаченных по кредитному договору.

Позиция истца: задержка выплаты страхового возмещения помешала досрочно погасить кредит. Истец основывал свою позицию на том, что из-за несвоевременной выплаты страхового возмещения ответчиком он вынужден был уплачивать проценты по договору кредита. В то время как в случае надлежащего исполнения страховой компанией своих обязательств истец смог бы досрочно погасить кредит и освободить себя от дополнительных расходов в виде процентов. В этом Прения сторон.

ИСТЕЦ: индивидуальный предприниматель Данилова В. Я.

ОТВЕТЧИК: ОАО «Страховая группа МСК» в лице филиала в г. Чебоксары

НОМЕР ДЕЛА: А79-12041/2010

ПРЕДМЕТ СПОРА: убытки, полученные в результате несвоевременной выплатыстрахового возмещения

В случае страховая выплата покрыла бы долг по кредитному договору и начисление процентов по нему прекратилось бы. Право досрочного погашения долга было предусмотрено в договоре кредита. Более того, из действий кредитора усматривалось его намерение получить такое досрочное исполнение от заемщика. В качестве доказательств представитель истца ссылался на следующие обстоятельства. Во-первых, в судебном деле о взыскании страхового возмещения с ответчика банк участвовал в каче-стве третьего лица, заявившего самостоятельные требования относительно предмета спора. И решением суда в пользу банка как выгодоприобретателя по договору страхования было взыскано страховое возмещение. Во-вторых, сам договор страхования изна-чально был заключен в том числе в пользу банка: страховое возмещение должно было в первую очередь направляться на погашение кредита, и лишь оставшаяся сумма переходила к страхователю. Должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК РФ). Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК РФ). Страховая компания просрочила выплату страхового возмещения, в результате чего у истца возникли убытки — проценты по кредитному договору, начисленные с момента наступления страхового случая до момента получения страхового возмещения. Таким образом, в связи с нарушением страховой компанией обязательства по выплате страхового возмещения ответственность за все неблагоприятные последствия, возникшие у истца, должна быть отнесена на ответчика. Представитель истца также сослался на практику, сложившуюся по аналогичным делам в судах общей юрисдикции.

Суды удовлетворяют требования по таким искам, исходя из взаимосвязи страхового и кредитного договоров. Позиция ответчика: выплата страхового возмещения никак не влияет на обязательства истца по кредитному договору. Ответчик утверждал, что договоры кредита и страхования транспортного средства следует рассматривать отдельно, поскольку это самостоятельные и никак не связанные друг с другом обязательства. Что касается страхового договора, то свои обязательства по нему ответчик выполнил: страховое возмещение было выплачено в полном объеме в пользу выгодоприобретателя и страхователя. Так, по договору кредита банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (ст. 819ГК РФ). Следовательно, истец заплатил банку проценты в силу принятых на себя обязательств по договору кредита, и от действий страховой компании обязанность по уплате таких процентов не зависела. Произведенные истцом расходы с наступившим страховым случаем не связаны, убытками истца не являются. Кроме того, гражданско-правовое обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц) (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Поскольку страховая компания не является стороной кредитного договора, то она не несет никаких обязательств по его над-лежащему исполнению. Ошибочно также утверждать, что взаимосвязь между кредитным и страховым договорами заключается в том, что страхование имело целью обеспечение исполнения кредитного обязательства. Глава 23ГК РФ такого способа обеспечения исполнения обязательств, как страхование, не предусматривает. Наличие заключенного договора страхования не освобождает заемщика от надлежащего исполнения обязанностей в рамках самостоятельного кредитного обязательства, в котором ответчик как страховщик не участвует. Более того, наличие такого договора не предопределяет ответственности страховщика за неисполнение техобязанностей, которые возложены на предпринимателя кредитным договором. Ответчик также указывал, что истец как субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность, не освобождается от ответственности перед банком из-за того, что контрагент истца — ответчик ненадлежащим образом выполнил свои обязательства. Кроме того, субъекты предпринимательской деятельности подвержены риску наступления неблагоприятных последствий осуществления такой деятельности. Поэтомупредприниматель, заключая договор кредита, обязан был заранее предусмотреть возможные последствия в виде неполучения страховой выплаты. Также ответчик настаивал на том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты своих прав; ему следовало заявлять требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395ГК РФ) на сумму страхового возмещения за период с момента наступления страхового случая до момента получения страховой выплаты.

Позиция суда первой инстанции

Для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать противоправность поведения должника (в данном случае страховой компании), нарушение своего права, наличие причинной связи между нарушением права и убытками, а также размер убытков. Поскольку истец не доказал вину ответчика в произведенных им платежах по кредиту и наличие причинно-следственной связи. Судебная практика по аналогичным делам в судах общей юрисдикции в настоящий момент складывается в основном в пользу страхователей. Хотя несколько лет назад суды общей юрисдикции отказывали во взыскании убытков в виде процентов, обосновывая это самостоятельным характером кредитного и страхового договоров (обзор кассационной и надзорной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за второе полугодие 2009 года (утв. президиумом Пермского краевого суда26.02.2010), определение Московского город-ского суда от 08.12.2010 по делу № 33-37972, кассационное определение Калининградского областного суда от 26.01.2011 по делу№ 33-253/2011). Зато в конце 2011 – начале 2012 годов суды стали все чаще приходить к мнению, что просрочка страховой компании по выплате страхового возмещения является причиной воз-никновения у страхователя дополнительных расходов в виде процентов по кредиту (определения Санкт-Петербургского городского суда от 03.04.2012 по делу № 33-4228/2012, от 15.03.2011 по делу № 33-3532/2011, п. 9 справки о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным Кемеровского областного суда от 20.02.2012 № 01-07/26-166). В частности, Верховный суд, направляя дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, указал, что своевременное исполнение страховщиком своих обязательств прекратило бы и обязанность страхователя (заемщика) уплачивать проценты в пользу банка (определение от 15.03.2011 № 50-В10-10). Суд не нашел оснований для удовлетворения иска.

Позиция суда апелляционной инстанции

Апелляционный суд указал, что обязанность по своевременному возврату кредита должна была быть исполнена истцом независимо от наличия или отсутствия договора страхования. Проценты, начисляемые по кредитному договору, являются платой за пользование кредитом. Утрата застрахованного имущества, являвшегося предметом залога по кредитному договору, не имеет никако-го отношения к правоотношениям сторон по кредитному договору. Срок выплаты страховщиком страхового возмещения не может повлиять на обязанности сторон по надлежащему исполнению обязанностей по другой гражданско-правовой сделке.

Позиция суда кассационной инстанции

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций без изменения. Суд указал, что страховая компания, являющаяся страховщиком заложенного в банке имущества, несмотря на наличие заключенного ею и страхователем договора страхования, не связана обязанностями предпринимателя по кредитному соглашению, последняя должна исполнять указанные обязанности надлежащим образом независимо от существующего страхового обязательства. Позиция ВАС РФВ определении о передаче дела в Президиум коллегия судей указала, что ненадлежащее исполнение страховой компанией своих обязательств по выплате страхового возмещения установлено решением суда по другому делу. Несвоевременное получение предпринимателем причитавшихся ему по договору страхования денежных средств повлекло для него обязанность выплачивать проценты по кредиту, хотя долг по договору он бы мог погасить досрочно. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты трех инстанций полностью и удовлетворил исковые требования. Надзорная инстанция квалифицировала проценты по кредиту в качестве убытков истца, причиненных несвоевременным исполнением обязательств ответчиком. При этом члены Президиума обратили внимание на то, что связь между договорами очевидна: предмет договора страхования находился в залоге у банка, хотя договор залога истцом и не был представлен.

Конопелько Сергей Сергеевич, юрист ООО «Право-Экспресс»

До начала 2011 года судебная практика была на стороне страховщиков. Суды разъясняли,что выплата процентов происходит не от причинения убытков истцу действиями страховщика, а от взятых на себя обязательств истца по выпол-нению условий по кредитному договору. Сейчас же все изменилось: разъяснения судов говорят о том, что законодательство не содержит запрета на включение оплаты процентов по кредитному договору в расчет убытков, иное нарушило быположения статьи 15 ГК РФ. Однако следует учитывать, что требования о возмещении процентов по кредиту должны быть заявлены после наступления даты оплаты страхового возмещения, то есть когда у ответчика наступила ответственность за надлежащее выполнение взятых на себя обязательств по договору страхования.

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.